сайт nevolen.ru
На главную
Виктор Мирошкин. Делаю сайты.


Яндекс.Метрика

Александр Якунин (Невольный)

Ошибка Ломакина


СКАЧАТЬ в формате .TXT
  
Александр Якунин. рассказ. Ошибка Ломакина.
«Дожили! Стало невозможно читать! Смотрят, как на идиота!» - ворчливо думал Ломакин, убирая книгу в портфель. Через две минуты под действием духоты и мягкого покачивания вагона он стал клевать носом. В какой-то момент голова его бессильно упала на грудь. «Чёрт! Не хватало ещё заснуть в метро!» - Встрепенулся Ломакин. Взбодриться Ломакин решил давно испытанным способом: интенсивно проморгавшись, он привёл глаза в состояние «полной выпученности», имея намерение продержаться в таком виде, по крайней мере, до счёта десять. «Раз, два, три…» - начал он отсчёт. На цифре четыре Ломакин сбился, поймав на себе насмешливый взгляд старухи, сидевшей напротив него. Он привёл лицо в порядок и смущённо отвернулся. Чуть погодя пришла мысль – вредную старуху он где-то уже видел. Её манера держать большие пальцы рук на отлёте, согнутыми почти под прямым углом, определённо, была ему знакома. Он вспомнил: точно так же делала его бывшая тёща, когда пыталась уменьшить неприятное впечатление от коротких больших пальцев. Кстати, у её дочери, то есть его бывшей жены, был точно такой же недостаток. «Интересно, как она поживает?» - Подумал Ломакин о бывшей жене. Они расстались, страшно сказать, почти тридцать лет назад! Она изменила Ломакину. Первое время доходили слухи - она вышла замуж за парня, с которым согрешила, что случается довольно редко, уехала с ним за границу, родила ребёнка. Ломакин много лет не мог её забыть. В конце концов, у него это получилось, да так капитально, что сейчас не сразу вспомнил её имя – София и что когда-то называл её Софочкой. А ведь Ломакин любил её! «Да, любил!» - Сказал он себе – «Разве тот факт, что я готов был простить измену, не является тому доказательством?» «Другое дело», - думал он, - «что она сама не захотела вернуться. И всё из-за глупого убеждения, что «есть вещи, которые нельзя простить». Как ни выходил Ломакин из себя, требуя предоставить ему право судить: что «льзя, а что нельзя», в смысле, достойна она прощения или нет, София осталась непреклонной. Смешно! Он уговаривал её так, будто сам был во всём виноват. И когда дело кончилось так, как оно кончилось, Ломакин чувствовал себя дважды обманутым: первый раз, когда София ему изменила; второй, когда он её простил, а она, тем не менее, ушла. Развод для Ломакина имел самые печальные последствия. У него резко упала самооценка, что стало причиной невыносимых душевных мук. Дошло до того, что, уверившись и смирившись со своей неполноценностью, он совершенно перестал следить за собой, интересоваться чем-либо, утратил желание к общению. Фактически он умирал. Так продолжалось до тех пор, пока однажды какая-то неведомая сила не заставила его подняться и выйти на улицу, к людям. Было это очень, очень давно, но случайная попутчица, вероятно, лишь похожая на его бывшую тёщу, всколыхнула в нём воспоминания с такой силой, как будто все неприятности обрушились на него только вчера! * * * Метропоезд проследовал очередную станцию. Скоро конечная. В лучшем случае у него осталось минут десять, чтобы выяснить: старуха – его бывшая тёща или не тёща? «Вдруг, она – это она?! Разве прошедшие годы не дают мне права узнать, что стало с её дочерью, моей бывшей женой? Тем более, сама тёща относилась ко мне неплохо, готовила завтраки, стирала мои вещи и нередко во время ссор вставала на мою сторону. Не прощу себе, если это не выясню!»- Подумал Ломакин. Он заставил себя подняться и подойти к женщине, напомнившей ему бывшую тёщу. Как оказалось – это была самая трудная часть задуманного, остальное далось гораздо легче. - Простите, вы не узнаёте меня?- Спросил он, перекрикивая шум поезда. - От чего же, сразу узнала! – Просто ответила старушка. Ломакин немного растерялся. - Правда?! – Улыбнулся он. - А я вот не сразу узнал. Столько лет прошло! Как себя чувствуете? - Хотите сказать - плохо выгляжу? - Ну, что вы, наоборот! - Ладно вам, я прекрасно знаю, что постарела. Мне выходить на следующей станции. - Предупредила бывшая родственница. - Конечно, только позвольте один вопрос: как поживает ваша дочь, в смысле, моя бывшая жена? Реакция пожилой женщины была более чем странной: она подобрала губы и покачала головой. - Обалдеть можно! – Горько усмехнулась она и после небольшой паузы воскликнула. - Неужто, на самом деле, я так постарела? - Не понял! – Признался Ломакин. - Понять это можно так, что я и есть София, а мама моя умерла два года назад. На следующей мне выходить! Прощайте! Ломакин сделал шаг назад, уступая дорогу своей бывшей жене!!!
Александр Якунин. рассказ. Ошибка Ломакина.
Бывшая жена позвонила Ломакину через неделю после истории в метро и предложила встретиться, как она выразилась, «по очень важному делу». Звонок удивил Ломакина. Ему казалось - ни у одной женщины, в принципе, не должно возникнуть желание вновь увидеть мужчину, однажды перепутавшего её с её собственной мамой. По этой же причине, вернее - по причине глупого, смешного, нелепого положения, в котором он оказался, предложение Софии было в тягость Ломакину. Однако, как это часто случалось в его жизни, против собственного желания, он сказал Софии – «да». Время и место свидания - шесть часов вечера в итальянском ресторанчике во дворе «Дома журналистов» на Арбате – были назначены бывшей женой. Таким образом, повторилось ровно то, что случилось сто лет назад: когда на своё первое свидание с Софией, инициированное самой Софией, он шёл без всякого энтузиазма, с одним желанием - как можно быстрее отделаться от навязчивой девицы. - И вот, что из этого вышло! - Горько усмехнулся Ломакин. * * * Судя по всему, прошедшее время не изменило привычки Софии. Точно, как в молодости, она опаздывала более чем на пятнадцать минут. «Теперь-то уж чего?»- Грустно подумалось Ломакину. Он встал, чтобы уйти. В этот момент в ресторанном зале появилась София. На этот раз бывшая жена была разодета по последней моде: небрежная причёска, юбка-колокол, подвёрнутая снизу, кофточка нежно-розового цвета, туфли на высоком каблуке. На лице - толстый слой пудры и краски. Однако, яркая одежда и усиленный макияж лишь подчёркивали её возраст. Одним словом – неумолимое время не пощадило когда-то любимого человека. Впрочем, он, мягко говоря, тоже не молод. Вполне может статься, что и выглядит не лучшим образом. Самокритичные мысли навеяли на Ломакина мысли о быстротекущем времени и, как ни странно, принесли спокойствие. Извинившись за опоздание, София села. Ломакин, в свою очередь, принёс ей извинение за то, что перепутал её с тёщей. - В метро освещение стало ни к чёрту, не то, что в наше время. - Сказал он. - Ничего страшного, - сказала она. – Такое с каждым может случиться. Взаимные извинения вышли сердечными и искренними, возможно, потому, что оба чувствовали - это их последнее свидание в этой жизни. - Я много думал, - начал Ломакин только для того, чтобы не молчать, - и пришёл к выводу - будь тогда я понастойчивее, нам удалось бы сохранить семью! - Не стоит вспоминать прошлое, - сказала она и неожиданно взяла его ладонь в свою тёплую ладонь. Приблизив своё лицо к его лицу, она тихо спросила: - Скажи, ты по-прежнему любишь меня? Ломакин собрался рассмеяться не совсем удачной шутке, но, посмотрев в глаза Софии, не смог рта раскрыть. Перед ним будто разверзлась пропасть и, кажется, не возьмись он крепко за край стола, лететь бы ему в бездну кубарем! На его глазах внешность Софии стала меняться! Это можно сравнить с тем, как будто невидимый художник принялся наносить краски на холст с изображением пожилой женщины, каждым прикосновением кисти делая её моложе и моложе. Отгоняя наваждение, Ломакин применил приём, которым с успехом пользовался для придания себе бодрости. Не помогло! Перемена, случившаяся с Софией, была ошеломляюща! Ломакин готов был поклясться, что его бывшая жена сделалась обворожительнее, чем была в молодости, в то время, когда он был счастлив с нею. Богатый жизненный опыт подсказывал Ломакину, что он элементарно сошёл с ума! Он так же знал, что само осознание этого даёт ему шанс вернуться к нормальности. Однако, суть в том, что желания реализовать данную возможность он в себе не находил. Преображённая София смотрела на него и улыбалась ему улыбкой победительницы. - И всё же скажи, мне нужно знать - ты любишь меня? Как прежде? - Нет, - ответил он, не слыша собственного голоса, - люблю сильнее, чем прежде! - Я так и думала. Спасибо. Теперь я могу обратиться с просьбой. - Говори, я сделаю всё, что в моих силах! - Я больна… у меня рак. - О, Боже! – Содрогнулся он и, схватив её за обе руки, стал всматриваться в её теперь бесконечно прекрасные глаза. – Умоляю, чем помочь?! Она мягко освободилась от его рук. - Нужны деньги на операцию. - Недовольным голосом сказала она. - Сколько? София назвала сумму. - Сколько?! – Нечаянно вырвалось у него, но он тут же взял себя в руки. - Сейчас у меня нет таких денег, - признался Ломакин, - но я знаю, как их достать. Мне нужно три, четыре дня. - Меня это устроит. Однако, ты должен знать - я возьму деньги при одном условии. - Да, да, слушаю! - Ты должен дать слово, что ничего не будешь требовать взамен. Я не смогу вернуть долг. Я живу одна, помочь мне некому. - Одна?! – Повторил он. - Принимаешь условие?- Нетерпеливо нахмурилась она. - Конечно. Неужели я не понимаю, что мой поезд давно ушёл, и возврата к прошлому не будет! Я помогу тебе просто оттого, что не могу поступить иначе!– Безбожно врал он, уверенный, что после того, как София, Софочка возьмёт деньги, всё изменится - она забудет свои слова, такие естественные для честной, гордой, благородной и красивой женщины.
Александр Якунин. рассказ. Ошибка Ломакина.
Необходимую сумму он взял в банке под залог собственной квартиры. С Софочкой он договорился встретиться вечером, всё в том же итальянском ресторанчике на Арбате. Оставшиеся часы до свидания он был сам не свой. Как когда-то, в годы далёкой молодости, почувствовав пришедшую любовь, он от избытка эмоций спрятался от Софочки и загадал, как быстро она найдёт его. Так и иначе, какая-то невероятная сила заставила его сесть за руль и умчаться за город. Он бродил по лесу, слушая пение птиц, наблюдая за трудягами-муравьями, которые тут же, без раскачки и суеты приступили к ремонту своего домика, который он зачем-то расковырял палкой. Этим они будто поставили точку в его сомнениях – начинать ли ему новую жизнь?! «Нужно, как эти муравьи – без рассуждений делать то, что должно делать!» - Думал он, возвращаясь в Москву. * * * На этот раз Софочка не опоздала. - Принёс? – Сухо спросила она. Он протянул пакет с деньгами. - Спасибо. Моё условие не забыл? – Спросила она. - Помню. - Хорошо. - Сказала она и, развернувшись, пошла прочь. Он следил за ней, как заворожённый, не понимая, что происходит. Когда надежда на её возвращение исчезла, Ломакин бросился следом за ней. Но было поздно. Он стоял посредине людского потока, не зная куда идти, что делать? Приписав странное поведение Софочки её болезненному состоянию, Ломакин решил, во что бы то ни стало, отыскать её. Прежде всего, он кинулся по больницам. В Москве не так много мест, где лечат раковых больных. Софочка нашлась в онкоцентре имени Блохина на Каширском шоссе. Выведав номер телефона её палаты, Ломакин позвонил. София не стала с ним даже разговаривать. Запретив приходить, она бросила трубку. Ломакин не послушался.
Александр Якунин. рассказ. Ошибка Ломакина.
В палату Софии он проник, дав взятку охране и дежурной сестре. Софочка лежала одна: бледная, как бумага, подстриженная налысо. Под глазами у неё были чудовищные круги, будто вырезанные из синей бумаги. И всё равно она была неимоверно желанна Ломакину. От сострадания к ней и жалости к себе Ломакин прослезился. Увидев его, София изменилась в лице. - Я же сказала - не приходить! – Бросила она ему хриплым голосом. - Прости, Софочка, не мог иначе. Сказали - операция назначена на завтра? - Тебя это не касается! Я уже жалею, что взяла у тебя деньги! Уходи! - Но я люблю тебя! – Воскликнул Ломакин. Подойдя к её кровати, он встал на колени: - Софочка, я знаю, ты разговариваешь со мной так, потому что не веришь в своё выздоровление. Но ты обязательно поправишься! Не может быть, чтобы не поправилась! Послушай меня: после операции мы можем жить вместе! Ты - одна, я разведусь! У меня взрослая дочь, самостоятельный человек, я не нужен ей. Супруга моя – замечательная, добрая женщина, она всё поймёт. Мы будем счастливы с тобой! София отвернулась. Откуда-то раздался истерический хохот. Ломакину показалось, что в палату вошёл кто-то третий. Он вскочил на ноги и обернулся. Никого! - Софочка, ты смеёшься? – Почти шёпотом спросил Ломакин. - Ты не можешь простить, что я ошибся, принял тебя за твою маму? София повернула к нему голову. Ломакин вздрогнул: перед ним лежала старуха, во взгляде которой читалась ненависть и злоба. - Ломакин, умоляю, уйди! Я не люблю тебя! Никогда не любила и никогда не полюблю! - Произнесли её сухие губы. * * * Ломакин вышел из палаты. Почва уходила из-под его ног. Выдержать второй удар от своей любимой Софочки он уже не рассчитывал. Видимо, конец.



Наверх
В КОНТАКТЕ TWITTER
  Художественное оформление стен. Фреска. Мозаика. Лепнина. Живопись.
FACEBOOK

proza.ru
МОЖНО ЧИТАТЬ ТАМ И
НАПИСАТЬ РЕЦЕНЗИЮ
см. там внизу)


или можно здесь



Фаберже
Джентльмены удачи. Вика Мирошкина и Аня Воропаева. Танец на vimka-live.com
ТАНЕЦ
ДЖЕНТЛЬМЕНЫ УДАЧИ

ПРОЗА
В.И.Мирошкин



Блог Виктор Мирошкин
Александр Невольный (Якунин) рассказывает
ЧИТАТЬ ЕЩЕ:
Автобоевой отряд ВЦИКа
Рассказ "БОТИНОК"
Моя лю...
ИПОЧКА
ЧАСЫ ИЛИ «ЁПТЬ»
КЕША
ОТЕЦ ВЛАДИМИР
САМАЯ БОЛЬШАЯ МЕЧТА
ПЕРЕКРЁСТОК
ТОЛСТАЯ НАСТЯ
БЫЛОЧКА
ПЕРВАЯ КНИГА
СОСУЛЯ
ПОТЕРЯ ДРУГА
УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ
МАГНИТОФОН
САМОЛЕТ
БИЗНЕС-КЛАСС
ПИВНАЯ БУТЫЛКА
БЕССАМЕМУЧА
ВАНЯ
АПЛАНТА
ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК
СТИРАЛЬНАЯ МАШИНА
МАКСИМ и КСЕНИЯ
БРОШЕННЫЙ
МСТИСЛАВ
Я УБЬЮ ТЕБЯ, ЭЛЬЗА!
РЫБОЛОВЛЕВЫ
ДРУГИЕ РАССКАЗЫ
proza.ru
МОЖНО ЧИТАТЬ ТАМ И
НАПИСАТЬ РЕЦЕНЗИЮ
(см. там внизу)

или можно здесь

ПРОЗА
Феёк

Александр Михайлович Якунин