сайт nevolen.ru
На главную
Виктор Мирошкин. Делаю сайты.


Яндекс.Метрика
Александр Невольный (Якунин) рассказывает

Александр Михайлович Якунин (Невольный)

МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша


ПРОДОЛЖЕНИЕ

СКАЧАТЬ в формате .TXT

  
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Обыск закончился, как только Шукаеву в руки попался старый телефонный справочник, который, кажется, всю жизнь пролежал на столе Благова. Составив протокол об изъятии справочника и подписав его у понятых и Благова, полицейские покинули офис. Благов сначала удивился этому, но, вспомнив, что в справочнике на букву «О» его собственной рукой вписано слово – «обналичка» и указаны реальные телефоны, фамилии, имена, отчества партнёров, впал в уныние: благодаря собственной беспечности, Благов проложил себе дорогу в тюрьму. В дверь тихо постучали. В кабинет заглянула секретарша. - Ольга Павловна, вы можете идти домой. - Сказал ей Благов. - Простите, но я хочу с вами поговорить. - Да? Заходите. - Евгений Александрович, я работаю у вас пятнадцать лет. Вы знаете, как я к вам отношусь. Вы замечательный, заботливый руководитель. Я испытываю к вам самые лучшие чувства. Но у меня семья, две внучки, старая, больная мама, которая без меня умрёт… - Это вы к чему? – Спросил Благов. - К тому, чтобы вы не впутывали меня в свои делишки. Извините, Евгений Александрович, но, если полиция начнёт меня допрашивать, я всё скажу. - Что расскажете?! – Спросил Благов. - Как что?! Документы по обналичке шли через меня. Или вы думаете, что я такая дура и ничего не понимаю? - Вот оно что! – Воскликнул Благов. – Не знаю, что вам сказать. Впрочем, поступайте, как считаете нужным. В любом случае, думаю, с вами ничего плохого не случится. - Я лично в этом не уверена. Что же мне теперь - увольняться? - Вам есть куда идти? - Нет. - Работайте пока, там видно будет. - Устало произнёс Благов.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Жена Благова через коллегу – учительницу математики вышла на человека, занимавшего серьёзную должность в системе правоохранительных органов. Поначалу Благов отнекивался, но, в конце концов, согласился встретиться с ним. Этим человеком оказался подполковник полиции по фамилии Белоруков. Благов ему позвонил, представился, как научили, другом некоего Игоря Петровича. Белоруков согласился принять Благова у себя на следующий день. Ехать предстояло к чёрту на куличики - в подмосковный город К. * * * Благов тронулся в путь ранним утром. Избежать заторов, однако, не удалось, особенно на Московской кольцевой дороге. К городскому управлению внутренних дел он прибыл за час до полудня, предусмотрительно подальше оставив свою дорогую машину. Спросив фамилию, дежурный полицейский заглянул в компьютер и сказал: - Проходите, вас ждут. По подсказке дежурного, Благов поднялся на третий этаж, который занимал штаб МВД, начальником которого и являлся Белоруков. Дожидаясь приёма, Благов имел возможность изучить плакаты, вывешенные на стенах вдоль всего длинного коридора. Они давали достаточно полное представление о задачах штаба. Благов сделал вывод, что попал туда, куда нужно. А когда начальник штаба, подполковник Белоруков Сергей Фёдорович самолично вышел в коридор, извинился за то, что заставил ждать и самым вежливым манером пригласил Благова в кабинет, предчувствие того, что здесь ему помогут, переросло в уверенность. * * * В любое другое время кабинет начальника штаба МВД города К. мог бы поразить воображение Благова своими колоссальными размерами, внушительностью мебели сталинских времён, но только не сегодня. Всматриваясь в далеко не старое, но имевшее признаки ранней дряблости лицо человека, редко бывающего на свежем воздухе, ловя на себе взгляд добрых, умных глаз, из которых сочилась усталость, Благов окончательно укрепился в мысли, что здесь он найдёт спасение. Едва они расселись и настроились на беседу - в кабинет вошёл лейтенант. - Разрешите, Сергей Федорович? Это – срочно! - Что у тебя? - Отчёт о вчерашнем учении личного состава. Подполковник вздохнул: - Ну, давай, показывай. Извините. - Обратился он к Благову. - Мне выйти? – Поинтересовался Благов. Подполковник отрицательно мотнул головой и углубился в изучение текста. Минут через пятнадцать, сделав недовольное лицо, он сказал: - Ну вот, что ты тут пишешь, лейтенант, а? «Штаб планирует…» Кому интересно, что мы планируем? Так не пишут. Лейтенант почтительно согнулся в поясе: - А как-с? - Как-с? Надо написать, что штабом обеспечено выполнение основных задач учения. Далее коротенько, что мы признаём отдельные недочёты. И развёрнуто, что к настоящему времени созданы все необходимые предпосылки для их исправления. Понимаешь? Таким образом, и волки будут сыты, и овцы, то есть мы, целы! Ясно, лейтенант? - Такточ! - Даю пятнадцать минут на исправление. Свободен, лейтенант! Лейтенант вышел, а Благов сидел придавленный к стулу осознанием готовности отдать всё только за то, чтобы услышать «свободен» в свой адрес! - Вот с кем приходится работать, - пожаловался Сергей Фёдорович. – Итак, значит, вы от Петра Игоревича? Очень приятно. Как он там? Мы ведь с ним Афган прошли, не раз приходилось смотреть смерти в лицо. - Если честно, Игоря Петровича я ни разу не видел. - Ответил Благов. - Вот как?! Как же вы на него вышли? - Через… моя жена вместе работает с женой Петра Игоревича или Игоря Петровича, я уж запутался. - Ладно, замнём для ясности. Итак, что привело ко мне? - Желание найти справедливость и защиту. - Вот так вот, да?! С первым будет, пожалуй, проблематично, а вот второе – это наша прямая обязанность. Излагайте суть дела. Благов рассказал историю русского предпринимателя, двадцать лет не покладая рук работавшего и достигшего определённых успехов не благодаря, а вопреки государству, которое в виде своих бесчисленных структур мучило его все годы проверками, штрафами и всевозможными запретами. И вот, когда предпринимателю казалось, что уже не осталось ничего, чего бы он не знал в своём бизнесе, в этот момент появляется некий господин Пинявин Роман Николаевич, майор … - Так вы москвич! Что же вы сразу не сказали? У нас с Москвой есть негласная договорённость – в дела друг друга не лезть. - Значит, я напрасно пришёл? - Ну, отчего же. В принципе ваша проблема понятна: очевидно, вас подцепили за сотрудничество с фирмами – однодневками? Деньги обналичивали? Обычная история. По- другому в России бизнес не делается. Удивлённый и обрадованный этим заявлением из уст большого начальника, Благов с надрывом почти выкрикнул: - Сергей Фёдорович, как здорово, что вы это понимаете! Помогите мне! Мне больше не к кому обратиться за помощью. - Вот так вот, да? Не знаю почему, но хочется вам помочь. - Задумчиво произнёс Белоруков, глядя куда-то поверх головы Благова. - Да?! - Смутился Благов. – Это хорошо. Это замечательно. Спасибо вам большое. - Очень, очень хочется помочь. - Повторил Белоруков, переведя свой взгляд в область лба просителя. - Просто здорово! Я рад! Я чувствовал, что вы мне поможете. - Очень, очень и очень. - Трижды, с расстановкой, глядя уже прямо в глаза Благову, сказал Белоруков. - Ой, да что это я! - Воскликнул Благов. – Ради бога, простите! Я совсем растерялся. Суетливо трясущимися руками Благов достал из портфеля заранее приготовленный конверт и вручил его полковнику. - Это вам. Подполковник, не выказав ни малейшего удивления, взял конверт и, предварительно взглянув на содержимое, небрежно кинул в выдвижной ящик рабочего стола. - С этим делом, - сказал он, - вы, конечно, поторопились. Я ведь ничего ещё не сделал. Если честно, столько денег мне никто ещё не предлагал. Но, всё равно спасибо. Можно сказать, очень вовремя: буквально на днях мы с супругой перебрались в новую квартиру, мебель нужна до зарезу. - Мебель? Это хорошо, спасибо, спасибо. - Сказал Благов. - Погодите вы со «спасибом»! Знаете - раз вы уже здесь, давайте сходим к прокурору, у меня с ним нормальные отношения, а он человек с большими связями в Москве. Ну, как? Попробуем?
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
В широченной приёмной прокурора города К. господина Сулуквадзе Н.Г. не было другой мебели, кроме фикуса в кадке и деревянной сборки из трёх кресел с откидными сидениями, какими раньше оснащали актовые залы в начальных школах. Все три сидячих места были заняты мужчинами неопределённого возраста, у которых излишне спрашивать - чем занимались последние годы? За них говорили татуировки на руках, характерный серый налёт на лицах, золотые фиксы зубов и настороженный, дёрганый взгляд, как у воробьёв, увидавших хлебные крошки. Попросив Благова ждать, подполковник Белоруков, не обращая внимания на троицу, прошагал к двери прокурорского кабинета и, взявшись уже за ручку, как бы вспомнив, обернулся и громко спросил: - У вас при себе есть ещё деньги? - Нет. - Ответил Благов и, дезориентированный беспечностью подполковника, добавил. – Но, если нужно – я привезу… завтра. - Вот так вот, да? Ну, ладно. - Сказал Белоруков и скрылся за дверью. - Нет, вы видели туза в погонах?! – Возмутился один из блатной троицы. – Шо за дела! Продефилировал, будто тут не люди, а пустое место! Все трое недружелюбно зыркнули на Благова. - Паразиты! - Сказал кто-то из них. Благов не понял, кто именно, поскольку никто из них губами не шевелил. Прошло десять минут, после которых каждая секунда будто кричала, что процесс спасения Благова запущен. «Вот, Пинявин-то расстроится!» - усмехнулся Благов. Наконец, открылась дверь, и выглянувший подполковник Белоруков поманил его пальцем. Благов вошёл в кабинет Сулуквадзе Н.Г. – грузина с крупными чертами лица, подпорченного живыми фурункулами, светившимися, как маленькие вулканы в обрамлении седых вьющихся волос, красиво ниспадавших на золотые погоны синего кителя. - Благов, - громогласно произнёс прокурор. – Как это ты умудрился довести ситуацию до уголовного дела? Ты головой когда-нибудь думал?! Как ты бизнесом занимаешься, если в элементарных вещах не разбираешься? Благов опешил и сказал первое, что пришло в голову: - А я-то тут при чём? Не я же завёл на себя уголовное дело. В долю секунды прокурорские фурункулы набухли, очевидно, причинив своему хозяину болевые ощущения, поскольку ничем другим нельзя объяснить, почему он вдруг двинул по столу кулачищем и, кажется, со всей возможной для него силой: - Нет, вы только посмотрите на него! Он ещё виноватых ищет! Бизнесмен хренов! Пшёл отсюда, чтобы больше не видел твоей рожи! В Благова будто влили тонну жидкого стекла, которое моментально застыло. Его, остекленевшего, качнуло вперёд, в стороны и назад. Белоруков вовремя подхватил Благова под руку и вывел из кабинета. Подведя Благова к окну, подполковник с перекошенным от злости лицом зашептал: - Почему не сказали, что за вас хлопотал Граф? Вы в курсе, что этот бандит натворил у Пинявина: хамил ему, угрожал, двери ногами открывал!? Вы с ума, что ли, сошли?! В этот момент в приёмную вошёл полицейский, страшно похожий на майора Пинявина, просто фантастически. В первую секунду Благов подумал, что сошёл с ума, раз везде ему стал чудиться Пинявин. А когда полицейский, увидев Благова и Белорукова, сделал удивлённое лицо, стало понятно, что он и есть сам Пинявин. - Благов!? - Развёл он руками. – Что это вы тут забыли? Да, ещё в такой компании! Мощно! Привет, Сергей Фёдорович! Давненько не виделись. - Рома, что это с тобой – ведь на прошлой неделе, у губернатора встречались? - Произнёс Белоруков. – Для склероза, вроде, как рановато? А? - Не волнуйся, подполковник, то, что мне надо я никогда не забываю. - Подмигнул Пинявин коллеге и протянул ему руку. Полицейские поздоровались. После чего Пинявин протянул руку Благову. Благов отвернулся. - Даже так? – Удивлённо воскликнул Пинявин. – Ну-ну, господин Благов, вам виднее. Ладно, пойду я. Сулуквадзе зачем-то вызвал, - сказал он и быстрым шагом прошёл в кабинет прокурора. - Нет, ну, видели, что делается?! – Подал голос один из блатных. – Мы что тут целый день торчим, а эти – пожалуйста! Троица гневно сверкнула глазами в сторону подполковника и Благова. Увидев растерянность на лице Белорукова, Благов предположил: - У вас будут неприятности? - С чего бы? - Пинявин видел нас вместе? Реакция была неожиданная: подполковник покраснел и громко заявил: - От кого неприятности? От этого урода? Пусть только попробует, в порошок сотру!
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Провожая глазами рассерженного полковника Белорукова, Благов думал над тем, как могло случиться, что на него, взрослого человека, директора крупной фирмы, в подчинении которого находится не одна сотня людей, накричали, как на мальчишку?! Что он сделал не так? Ситуация напомнила ему эпизод из далёкого детства. Он учился в шестом классе. Ему совершенно не давались задачки по физике. Учитель попытался выяснить, что мешает Благову, но быстро вышел из себя и стал орать. Но, что мог ответить мальчик, сам не знавший, что ему нужно, чтобы справляться с этими чёртовыми задачками. Лишь некоторое время спустя, случайно Благову пришла догадка, что весь фокус в том, чтобы в формулы вместо буквенных значений подставлять цифры. После этого Благов взахлёб решал задачки любой сложности. А наивный учитель полагал, что это его заслуга. Вот так и сейчас – Благов ощущал полное бессилие объяснить причину «ора» прокурора и злости начальника штаба МВД. Благов заметил, как на балкон жилого дома, стоявшего напротив прокурорского особняка, вышла женщина и стала развешивать бельё. Благов поймал себя на том, что страшно завидует ей. Ей не нужно общаться с такими мутными, непонятными людьми, как Пинявин, Белоруков, Сулуквадзе и прочими, прочими, прочими.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Благов кое-как добрался на машине домой. Ему было не по себе и казалось, что все водители на дороге ведут себя неадекватно. Прежде чем войти в дом, Благов мысленно попросил у Господа Бога, чтобы жена оказалась дома. Она часто возвращалась с работы рано, но если задерживалась, то задерживалась допоздна Просьба, однако, осталась без удовлетворения. Звонить жене Благов не решился: опасаясь, что она заподозрит неладное и начнёт волноваться. Кажется, без всякой цели он обошёл помещения своего большого дома, удивляясь своему равнодушию ко всему тому, в чём прежде он находил источник гордости и, если хотите, радости, поскольку всё здесь - от дверных ручек до люстр, было результатом совместной заботы, мысли и труда его и его жены. Более того, все эти консольки, диваны, столы и столики и, в особенности, бокалы, тарелки и чашки, выставленные в стеклянном шкафу, сегодня раздражали его своей вопиющей бессмысленностью. «Зачем всё это?» - думал он. – «Для кого? Мы этим никогда не пользовались и пользоваться, судя по-всему, не будем!». Благов почувствовал лёгкий толчок в области сердца. - Спокойно, Федя! – Приказал он себе. Благов прошёл в кухню. Достал из бара бутылку коньку, с трудом выдернул пробку и сделал несколько глотков из горлышка, чего никогда раньше не делал. По телу разлилось приятное тепло. Приятные ощущения, однако, длились не долго. Появилось устойчивое предчувствие, что ему сейчас станет плохо. Он открыл окно и, высунувшись наружу, стал делать дыхательные упражнения. Но становилось всё хуже. Он прошел в спальню и лёг. - Господи, – сказал он, - если Ты есть, прошу Тебя - не сейчас! Дай попрощаться с Машей! Дай сначала справиться со всем, что навались на меня, - шептал Благов, глядя в потолок, затянутый, как ему казалось, облаками. - Не хочу уйти, как слабый человек, как человек проигравший. Господи, Тебе хочется наказать меня? За что? За Мстислава? Но, Господи, разве Ты не знаешь, что Мстислав – плохой человек, и что у меня не хватает сил исправить его? Разве Ты не знаешь, что моя жена больна, и что появление в моей семье Мстислава может окончательно подорвать её здоровье? Господи, если, зная всё это, Ты считаешь, что я грешен, тогда делай со мной всё, что Тебе угодно! Благов закрыл глаза. Он стал прислушиваться к себе, к тому, что творилось в нём, в его теле. Он ощущал внутри себя инородное тело, как кусочек тёплого металла. С каждой секундой он становился всё горячее и горячее. И уже стало трудно выносить это жжение. Из последних сил Благов набрал номер жены. Телефон предательски не отвечал. - Маша! Машенька, родная, где же ты? Почему не чувствуешь, что мне плохо? Не спешишь мне на помощь?! – Шептал Благов. Больше себя в эту минуту он жалел свою Машу. Оставшись без его ночного присмотра, ей некому будет помочь в случае приступа. «Будь Маша со мной, она вызвала бы врача, и я остался бы жив» - подумал Благов и открыл глаза. Он понял, что нужно делать - дотянулся до телефона и набрал «03». Вызвав врачей, Благов предпринял меры на случай потери им сознания: он открыл входную дверь, собрал ценные вещи и запер их в тёмной комнате. Предусмотрев, кажется, всё, Благов вернулся на свою кровать. Силы совершенно оставили его. Сознание уже не могло сдерживать протекавшие внутри него, болезненные процессы. Надежды на то, что он сумеет выкарабкаться из этого состояния у него не осталось. Перед потерей сознания последней мыслью его была горькая обида на Машу, не сумевшую быть рядом с ним в нужную минуту. …………………………………………… И тут вошла Маша! Благову сразу сделалось легче! - Наконец-то! – Несказанно обрадовался он. - Что так долго?! Я умираю, а ты где-то ходишь, не чувствуешь меня? Может быть, разлюбила? - Как тебе не стыдно, Евгений! – Не своим, чужим голосом произнесла Маша, подходя к нему вплотную. – Посмотри на меня, я страшно больной человек и то нахожу в себе силы бороться, сопротивляться! А ты раскис, как тряпка! Стыдись! Встань и иди! - Маша, что у тебя с голосом? - Спросил Благов. – Ты замёрзла или опять у тебя сахар?! Иди ко мне, я пожалею и согрею тебя! Он протянул навстречу жене руки, но её фигура растаяла прямо у него на глазах. - Что за чертовщина! – Простонал Благов и затих, вдруг оказавшись на берегу реки. ………………………………………………… Долго, долго, очень долго Благов блаженствовал, наслаждаясь природой, волнующей красотой воды. С другого берега стал доноситься голос, кажется, звавший его. Узнав голос Маши, он вздрогнул. - Маша, жена моя милая, где ты, не вижу тебя?! - Женя! Женя! Благов открыл глаза. Увидев родное лицо, он прошептал: - Маша!! А я думал, что ты… что я … Договорить он не смог. Благов окончательно потерял сознание.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Через неделю Благова перевели из реанимации в отдельную палату. Как известно, жизнь тяжело больного человека протекает, в основном, во сне. Чем серьёзнее болезнь, тем мучительнее сны и тем чаще повторяемость одних и тех же видений. Последние дни Благову снилось одно и то же: будто он пытается выкарабкаться из ямы, наполненной нечистотами, а когда за счёт неимоверных усилий ему это удаётся, вдруг выясняется - вокруг вся атмосфера отравлена уксусным смрадом, и он в полном отчаянии и бессилии начинал сползать вниз. Он просыпался с осознанием, что долго, очень долго не дышал, и что сердце его остановилось. С первым судорожным глотком воздуха сердце включалось, и он медленно приходил в себя под впечатлением того, что мог не проснуться вовсе. Сегодня он задремал после обеда и вновь повторился этот сон. Когда он тяжело проснулся и красные круги перед глазами разошлись, он увидел улыбающееся лицо следователя Шукаева. - Здравствуйте, Благов, - сказал капитан-юстиции, широко улыбаясь. - Мы вас, прямо-таки, обыскались: думали - в бега ударились. А вы вон, что удумали – в больничку залечь. Врач говорит - инфаркт. И ведь, главное, как вовремя: только я приступил к следственным действиям, а вас тюк - прихватило! Ловко, однако! - Вы на что намекаете? – Спросил Благов. - Констатирую факт. Кстати, к вашему сведению, в инфаркте нет ничего страшного. Мой батяня, к примеру, три инфаркта перенёс и ничего - жив. Даже водочку попивает. Дай Бог ему здоровья. Вы тоже поправитесь. Через три дня встанете на ноги. Поэтому затягивать следствие не вижу смысла. Мы уже заканчиваем допрашивать ваших работников. Теперь ваша очередь. Готовьтесь. - Как готовиться? – Спросил Благов. - Ну, к примеру, надо подумать об адвокате. Адвоката будете брать? - Буду. - Замечательно! - Весело сказал Шукаев. – И кто он, если не секрет? - Друг из Ярославля. - Откуда? Откуда? – Расширил глаза следователь. – Из Ярославля?!! - Да, очень опытный юрист, доктор наук, преподаватель местного университета. - Извините, Евгений Александрович, вам, конечно, видней, но мне всегда казалось, что для подследственных всегда лучше брать защитника, знающего нашу местную специфику. Тем более, что ваше положение, если вещи называть своими именами, безнадёжное. Из Ярославля говорите? М-да! Ну, поглядим, посмотрим. - Не вижу в этом ничего смешного. - Сказал Благов. - Да, я ничего: решили и решили – ваше право. Мне, собственно говоря, фиолетово, - ответил следователь, посмотрев на ручные часы. – Даю вам три дня, чтобы определиться с адвокатом, а на следующей недельке попрошу ко мне, на допросик. Вот вам повесточка, чтобы не запамятовали. За сим не смею надоедать. Следователь удалился, не удосужившись прикрыть за собой дверь. Благов получил возможность услышать разговор Шустова по мобильному телефону, скорее всего, с майором Пинявиным. - Роман? Всё в порядке. Он тут, в больнице. Да, куда он, на хрен, денется! Слушай, Благов адвоката берёт из Ярославля. Откуда, откуда! Из Ярославля! Вот именно. Я сам чуть не помер от смеха. Ага, я так и сказал, поживём - увидим. А, по мне, так это даже интересно.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
В качестве адвоката Благов решил привлечь своего армейского друга Пестова Леонида Леонидовича, доктора юридических наук, преподавателя Ярославской академии МВД, практикующего адвоката. По мнению Благова, Пестов был неординарным человеком - умным, физически сильным и по-мужски красивым. Действительно, Пестов обладал огромной эрудицией, глубокими познаниями во всех областях жизни, являлся автором десятка книг по юриспруденции из разряда, как выражался сам Пестов, «нетленок», одним из крупнейших цивилистов России. Связаться с Пестовым по мобильному телефону не удалось. Благов позвонил ему домой. Трубку взяла Галина – жена Пестова, которую сам Пестов называл не иначе, как Гезя. В своё время Пестову пришлось изрядно побегать, чтобы Гезя согласилась стать его женой. Благов присутствовал на свадьбе в качестве свидетеля и имел возможность наблюдать сумасшедшую по силе любовь между молодожёнами, окутанную ореолом таинственности в духе Достоевского. Впрочем, таинственные события, которые на каждом шагу сопровождали жизнь Пестова и Гези, Благов склонен был относить к богатому воображению своего друга. После десяти лет безоблачной жизни в семье Пестова с определённой регулярностью стали происходить ссоры, кончавшиеся тем, что Гезя уходила от Пестова. Благов знал это от самого Пестова, который звонил всякий раз, когда случалась ссора, плакался в жилетку и клялся вернуть жену или покончить жизнь самоубийством. Неожиданно у Пестова начались проблемы с сердцем. Потребовалось срочное шунтирование. Ситуация была крайне тяжёлая. Пестов имел все шансы завершить земной путь, если бы не помощь Благова деньгами. Пестова оперировали в Москве. После выписки Пестова из клиники, как ни странно, друзья не только перестали встречаться, но даже и созваниваться. С тех пор прошло пять лет. Несмотря на это, Гезя сразу узнала голос Благова и очень ему обрадовалась. - Только Леонида Леонидовича нет дома, - сказала она. – Он два месяца, как живёт в Москве. - В Москве?! И даже не позвонил! - Удивился Благов. Гезя неожиданно заплакала. На памяти Благова это случилось впервые. - Ему не до тебя. Ему вообще не до кого, - всхлипывая, проговорила она. – Леонид Леонидович слишком увлечён своей аспиранткой. Женя, он бросил меня! Ушёл из семьи. Оставил меня без копейки денег. Сама я - инвалид, работать не могу. Не знаю, как жить дальше. Женя, прошу тебя, увидишь - поговори с ним. Может ещё одумается. Дав кучу пустых обещаний, Благов распрощался с Галиной, которую, видимо, уже никогда не сможет назвать Гезей.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Россия - уникальная страна в том смысле, что у каждого её гражданина найдётся родственник или, на худой конец, знакомый, – сотрудник правоохранительной системы. После обзвона ближайших родственников Благовых тоже нашёлся такой человечек. Им оказался гражданский муж двоюродной сестры Благова по фамилии Ласкин. Звали его Михаилом Михайловичем. Благовы встречались с ним один раз, когда двоюродная сестра ходила беременной. Ребёночка, правда, не случилось, а сам Ласкин с течением времени незаметно выпал из поля зрения Благовых. Тут неожиданно выяснилось, что Ласкин – адвокат, причём, очень сильный и грамотный, специализирующийся именно на экономических преступлениях. Благовы тотчас связались с Ласкиным. Оказалось, что он находится в спецбольнице в Сокольниках по поводу простаты. - Наоборот, вы очень кстати, - сказал адвокат в ответ на извинения Благова за несвоевременный звонок. – Мне, как никогда, нужны деньги. Сами понимаете, операции нынче дороги. Иными словами, ситуация такова, что я не могу себе позволить роскошь бездельничать. Так что, жду вас в больнице со всеми документами. Затягивать с приездом не рекомендую. Дело ваше не простое. - К сожалению, я тоже лежу больнице и не совсем транспортабелен. - Да, что вы говорите?! Как интересно! Такое впечатление, что в нашей стране вообще не осталось здоровых людей. Значит, вас не ждать? - Нет, ждать! Я приеду. – Решил Благов. * * * Клиника в Сокольниках всегда числилась за Министерством обороны. Было время, когда попасть сюда было нереально, если ты не генерал или, на худой конец, не его родственник. В наше время всё изменилось: здесь стали пользовать кого угодно, лишь бы человек обладал одной способностью, а именно - платёжной. От старых времён в больнице осталась лишь мощная система охраны: с выписыванием пропусков, колючей проволокой под напряжением по всему периметру забора, двойным паспортным контролем, а также многочисленные плакаты, запрещавшие под страхом огромного штрафа находиться на территории клиники без бахил, то есть без специальных пластиковых пакетов, одеваемых поверх обуви. Благов не стал нарушать требование. Однако, на полпути к нужной палате убедился, что носить бахилы здесь никто не собирался. На него косились даже больные. В конце концов, бахилы он снял. В первую секунду Михаил Михайлович Ласкин показался Благову откровенным стариком. Дряблое лицо с обвисшими щеками, умные большие глаза, прятавшиеся в больших складках глаз и его манера говорить быстрыми, короткими лающими фразами делали его похожим на добрую, пожившую собаку. Но, когда адвокат заговорил о своей болезни и предстоящей ему операции, он преобразился, можно сказать, помолодел. Благову отчасти стало понятно, что могла найти в этом человеке его родственница – высокая и чертовски привлекательная женщина. С полчаса Благов терпеливо слушал историю о физических страданиях Михаила Михайловича, связанных с проблемами мочеполового органа, о многомесячных поисках оптимальной, как по цене, так и по профессионализму персонала клиники. - Если честно, всё равно опасаюсь за свою потенцию после операции. Как, по-вашему, обойдётся? – Спросил Ласкин. - Не знаю. В этом я ничего не понимаю. - Ответил Благов, тоном давая понять, что ему хотелось поговорить о деле. - Ах, будь, что будет! Обратного хода нет, - вздохнул Ласкин. – Итак, принесли документы? - Нет, но я могу рассказать. - Попробуйте. - Согласился Ласкин и, облокотившись на спинку кровати, закрыл глаза. - Не смущайтесь, говорите, я не сплю, это у меня манера такая, позволяет лучше сосредоточиться, - добавил адвокат. Выслушав, ни разу не перебив Благова, Михаил Михайлович потянулся, зевнул и сказал, что дело ясное, что он готов взяться за него, что, скорее всего, «тянуть» Благова до суда никто не будет, и вся история закончится тем, что «ребята» потребуют выкуп в размере четверти суммы, предъявленной ему в качестве неуплаченных налогов. - Однако, - сказал Михаил Михайлович, - не исключено, что вы попали в план по раскрытию преступлений или вас кто-то заказал. В этом случае состоится суд, и вас непременно посадят. Ласкин вдруг крякнул и, взявшись двумя руками за низ живота, сморщился. - Вот видите, как бывает, - закряхтел он. - Короче говоря, на первом этапе, то есть сопровождение до суда обойдётся вам в … Ласкин назвал сумму большую, но терпимую. - Деньги принесли? - Нет, я не знал. - Ответил Благов. - Это плохо! Но хоть сколь-то у вас есть? Не может быть, чтобы вы совсем без денег приехали! - Да, немного есть. - Оставьте себе на обратную дорогу, остальное – дайте мне. Благов вытащил деньги, Ласкин забрал их, не дав возможности пересчитать и, корчась от боли, прошипел: - Расходимся дней на десять. В следующий раз не забудьте прихватить бумаги и деньги. - Да, но следователь ждёт меня уже в начале недели. - Возразил Благов. - Ничего, подождёт. Я позвоню ему. - Я не знаю его телефон! - Найду. - Махнул рукой адвокат.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Благов не успел переодеться в больничную одежду, как в палату шумно вошёл следователь Шукаев и майор Пинявин. Оба они были в полицейской форме. Их лица выражали решительность. - Что-нибудь случилось? – Спросил Благов. - Да, случилось. - Ответил Пинявин и показал листочек бумаги с круглой синей печатью. - Что это? – Спросил Благов. - Постановление о вашем задержании и заключении под стражу. - Сказал Пинявин. - Но почему?! - Надо было лежать в кровати, раз болеете, а не бегать по всей Москве. Собирайтесь. Внизу ждёт машина.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
- Где тебя черти носят, папаша хренов? – Возмущался Мстислав Докучаев тем, что телефон Благова не отвечал. Мстиславу позарез нужны были «бабки». Деньги, которые отвалил ему Благов в качестве отступного за то, чтобы он «свалил с его фирмы и не маячил перед глазами», закончились. С работой тоже пока не получалось. Мстислав подал документы в полицию, но там, оказалось, нужно было пройти какую-то проверку, которая, как говорили, может затянуться на несколько месяцев. Сидеть без денег Мстиславу было не в кайф самому, а тут ещё Надежда, жена его, получив от Благова от ворот поворот, стала доставать по-чёрному, требовать денег, якобы для Гриши и Миши. Мстислав и раньше-то не давал ей денег, потому как не верил, что короедам хоть что-то перепадёт, а сейчас и давать было нечего. - Папаша забил на меня: живёт припеваючи с женой-диабетчицей и в ус не дует! – Распалял себя Мстислав. Если отца он презирал, то жену его он ненавидел. По его мнению, Мария Сергеевна являлась главным препятствием в налаживании правильного взаимоотношения с Благовым. Под правильным взаимоотношением им понималось – неограниченное кредитование всех его желаний в качестве компенсации за предательство и оставление ребёнка, то есть его. Во всех своих бедах и проблемах Мстислав винил Благова. Кабы знать, что Благов не станет брать трубку, он бы не упустил студентика, пожелавшего купить у него компьютер. Где теперь искать этого студентика? Не понятно! Без денег тяжело! Будь жив Скороманга - проблем не было бы. Но друга нет. Он погиб по-идиотски, ударившись головой о бордюр. В крайнем случае, конечно, можно продать гараж, купленный на деньги Благова. Честно говоря, эта мысль давно греет Мстилава. От продажи гаража можно выручить достаточно денег, чтобы пожить нормальной жизнью год или два, а то и больше. В последнее время мечтание о том, как он будет тратить гаражные денежки – стало любимым занятием Мстислава. Впочем, он прекрасно понимал, что гараж ни за что не продаст. Гараж – единственное в этом мире, что принадлежало ему, одному! Не бабушке, не маме, не жене Надежде, а ему! Даже у спиногрызов – Гришки и Мишки в квартире тестя и тёщи есть свой законный угол! А у него только гараж и всё! Гараж – его единственное прибежище. И обустроил он его соответствующим образом - в нём спокойно можно жить! Вот – компьютер, подключенный к интернету, вот кровать - на ней можно шикарно выспаться, вот – стол с электроплитой, на ней можно готовить, а вот … на деревянном полу Мстислав заметил клочок бумаги с телефоном того самого студента, желавшего купить его ноутбук. Воистину, кто ищет, тот всегда найдёт!
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Студент подъехал быстро, но не один, а с девушкой. - Мы так не договаривались. - Сухо сказал Мстислав. - Как? – Не понял студент. - Ты должен был приехать один. - Хорошо. Девушка останется в машине. Мстислав повёл покупателя в гараж. Он с первого взгляда невзлюбил эту парочку: во-первых, они подъехали на новой машине. Откуда у студента деньги на такую тачку? Ответ один – папаша дал. Во-вторых, они были по-домашнему ухожены и хороши собой, особенно девушка. Их лица светились счастьем, что довело раздражение Мстислава до предела. «Живут с папами, мамами, а тут крутись, как хочешь» - думал Мстислав. Открывая дверь гаража, Мстислав испытывал лёгкое волнение: ему хотелось, чтобы студенту понравилось его пристанище. Вместо этого на лице молодого человека появилась плохо скрываемая брезгливость. С этой секунды студент, не зная того, стал личным врагом Мстислава. Включив компьютер и немного поработав, студент сказал: - Вообще-то мне нужен более мощный аппарат. - Какой есть. Стоявший позади Мстислав отвёл взгляд от затылка студента. С трудом ему удалось побороть искушение - ударить по этому затылку молотком. Пожалуй, впервые желание причинить боль или совсем лишить жизни человека пришло к Мстиславу с такой определённостью, ясностью, и так однозначно вызвало прилив восторга! Ещё секунда и Мстислав мог … - Не знаю, я должен посоветоваться со своей девушкой. - Сказал студент, напомнив таким образом, что он не один. - Что?! – В ярости просипел Мстислав и, схватив студента за плечи, поднял его, - Урод, вали отсюда, пока цел! Студент пулей выскочил из гаража. Тяжело дыша, Мстислав уселся в кресло, хранившее ещё тепло студента и вдруг громко рассмеялся. Студент, слышавший этот безумный смех, подумал, что ему крупно повезло – он отделался лёгким испугом.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Благова доставили в помещение, где совсем недавно состоялась «беседа» с майором Пинявиным, определившая, как теперь ясно, его судьбу. Здесь Благова продержали несколько часов. Он начал уже пристраиваться на ночлег, когда открылась дверь, и вошёл сержант полиции, оказавшийся ни кем иным, как Фаддеевым. Когда-то он работал у Благова начальником склада. Благов ничуть не удивился Фаддееву: странным образом, за секунду до его появления он уже знал, что за ним придёт именно Фаддеев. Фаддеев вёл себя так, будто не узнаёт своего бывшего начальника. - Задержанный, - сказал сержант, - мне поручено сопроводить вас в СИЗО. Предупреждаю, пойдём по улице … пешком. При попытке бегства - стреляю на поражение. Руки назад! Вперёд, шагом марш! * * * Глядя со стороны на Благова и Фаддева, можно было подумать, что идут два сослуживца-приятеля. Они шли плечо в плечо и, разговаривая, улыбались друг другу. - Ну, что, Благов, допрыгался? – сказал Фаддеев. – А, помнишь, что я тебе говорил? Не стоило тебе со мной связываться. - Не помню, чтобы мы были на «ты». - Улыбался в ответ Благов. - Брось понтовать! Ты больше не директор, а обычный зек. И положение твое незавидное. Поскольку пойдёшь по разряду «крутого коммерса». Наше начальство обожает вашего брата, но только до той поры, пока у вас есть денежки. А уж они, поверь, знают – как сделать так, чтобы все твои денежки стали ихними. Они чётко знают, сколько с тебя можно содрать … - Ты, что ли скажешь? – Спросил Благов. Сержант пихнул Благова в плечо: - Иди, иди! Не крути головой, задержанный! С некоторой задержкой Фаддеев всё же ответил на реплику Благова. - Хочешь - верь, хочешь - нет, но к твоему аресту я не причастен. О тебе никому ничего не говорил. Смысла нет. Они там без меня всё знают. - Кто это – они, и где это - там? - Они? Это те, кто решает - ходить тебе на свободе или сидеть за решёткой. По секрету скажу, дело твоё – хреновое: сидеть тебе, милок! Вот так-то. И будут у тебя два бога – тюремное начальство и братва зековская. И если начальство может за деньги дать тебе послабление, то от зеков не откупишься: не жалуют они вашего брата, коммерсанта. - Ничего, как-нибудь разберёмся. - Сказал Благов, отдавая себе отчёт в том, что плохо понимает - с кем и с чем ему придётся столкнуться в тюрьме. - Послушай, Благов, по-большому счёту я не держу на тебя зла. Честно говоря, ты был нормальным начальником. Хочешь, я научу тебя, как правильно вести себя? Само собой, не бескорыстно. - Фаддеев! - Что? - Пошёл ты… сам знаешь куда. Сержант, кажется, ничуть не обиделся. - Зря ты так. Я к тебе всей душой, а ты! Ну, ничего - посидишь годок-другой, по-другому запоёшь. Тогда не приходи жаловаться. Ну, вот мы и пришли. Под конвоем сержанта арестованный был препровождён в огромное здание, с виду похожее на спортивное сооружение. Благова подвели к стеклянному окошку, за которым сидел дежурный. Через маленькую форточку Фаддеев передал дежурному папочку с документами. - Благов? – Спросил дежурный, зевая. - Он. - Ответил Фаддеев, так же сладко зевнув, будто передразнивая коллегу. Непоказное равнодушие блюстителей порядка задело Благова. Но что-то ему подсказывало, что к этому придётся привыкать. - Залетайте. - Весело сказал дежурный и нажал кнопку электрического замка. Могучая железная дверь, расположенная справа от выгородки дежурного, дёрнулась и застыла в ожидании. Сержант Фаддеев легонько толкнул дверь и, пропустив Благова вперёд, вошёл в небольшую комнату без окон. Потолок, стены и пол помещения были отделаны серым кафелем. Вдоль одной стены тянулись полки, на которых находились пластиковые пакеты с одинаковой яркой надписью «Торговые ряды «Золотой Вавилон». К пакетам были приставлены картонные бирки с номерами, видимо, вырезанные из обувных коробок, которые были свалены в углу. Там же лежала толстая стопка пустых пакетов всё с тем же логотипом торговых рядов «Золотой Вавилон». Слева от входа стоял письменный стол и вращающееся офисное кресло. Сержант Фаддеев с ходу уселся в кресло и, оттолкнувшись от края стола, обернулся вокруг себя: - Во, вишь?! Какое у меня рабочее место. Но, что мне особенно здесь нравится – тишина, как в гробу! Ну, ладно, Благов, вытаскивай, что там у тебя в карманах! Снимай ремень, шнурки, короче всё, чем можно удавиться. Сложим твоё барахло в мешочек, мешочек поставим на полочку и номерок поставим рядом. Знаешь, какой номерок-то будет? Тридцать третий, счастливый. Ты как, не суеверный? Выкладывая свой телефон, Благов попросил: - Фаддеев, могу я позвонить? - Ладно, звони. Один звонок безвозмездно, остальные платно. Таксу озвучу позже. Благов набрал номер жены. Ему показалось, что он не слышал её голос долгие годы. В первую секунду он не узнал её, подумал – ошибся номером. - Маша? – Спросил он. - Женя, ты?!! – Ответила она, видимо, тоже сразу не узнав его. «Господи, а что будет через несколько лет?!» - с тоскою подумал Благов.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Расписавшись за оставленные в приёмной комнате вещи, в том числе: брючный ремень, телефон, небольшую сумму денег, и получив на руки полосатый, пахнущий керосином матрац, одеяло из верблюжьей шерсти, вафельное полотенце, коричневый кусочек хозяйственного мыла, а так же железную миску, кружку и ложку, Благов был препровождён в помещение, оказавшееся самым настоящим спортивным залом. На противоположных стенах были установлены баскетбольные щиты с кольцами. По одной длинной стене, высоко – не допрыгнуть, тянулся ряд огромных чёрных окон. Сначала Благов подумал, что они затянуты тёмной тканью, а потом догадался, что наступил вечер. К другой длиной стене были сдвинуты гимнастические снаряды: конь, турник, брусья, бревно, рядом с большой стопкой чёрных матов мрачно висел канат. Под потолком были подвешены фонари. Из них работал только один. Он освещал кровати, сдвинутые к центру зала. Все кровати, кроме одной, были заняты. Лежавшие и сидевшие на них люди, словно играя в игру «замри – отомри», молча наблюдали за новеньким. Как бы отвечая на недоумённый взгляд Благова, сержант Фаддеев сказал: - Изолятор на ремонте. Временно всех поместили сюда, в школьный спортзал. Занимай шконку, которая глянется, - пошутил Фаддеев и крикнул: - Граждане арестанты, напоминаю, несмотря на временные неудобства, распорядок дня остаётся прежним: подъём в шесть тридцать, заправка спальных мест, туалет по одному, перекличка в семь, завтрак с полвосьмого до девяти. - Ерунда получается, начальник. - Сказал человек, лежавший на ближней кровати к сержанту. - Это почему же так, Крючков? – Спросил Фаддеев. - Ежели в туалет по одному ёрзать, до обеда не управимся. Так и без завтрака можно остаться. На дальняк надо гуртом всех пускать. - Ишь, ты, умный какой! Я тебе дам гуртом! Кто не успеет оправиться, тот без завтрака останется. Раздался смешок. - А, ну, цыц! Раздухарились! – Крикнул Фаддеев и повернулся к Благову. - Давай размещайся. Мне домой пора. Фаддеев, брякнув ключами, ушёл. Благов подошёл к своей кровати и, положив матрац, огляделся. Все сидельцы были заняты своими делами, кроме Крючкова. Тот смотрел на Благова с вызовом, будто ожидал от него отчёта. * * * Благов проснулся от того, что его сильно трясли за плечи. Открыв глаза, он увидел перед собой жёлтое лицо Фаддеева. - Благов, ну, ты и спишь! Собирайся, одевайся! - Зачем? Куда? Сколько времени? - Слишком много вопросов. Время детское – пол первого ночи. Давай, без разговоров – раз, два встал и пошёл. - Куда. - Ждут тебя. Первая мысль Благова была о Маше, только она могла приехать к нему в такую поздноту. Благов попытался встать и не смог. Тело его не слушалось. - Подмёрз? Да, уж – это тебе не Сочи, - усмехнувшись, заметил Фаддеев. – Идти хоть сможешь? - Не знаю. Фаддееву пришлось помочь Благову подняться. - Эх, ты, интеллигенция! А что дальше будет? На, держи ремень, а то не ровен час - брюки потеряешь. Фаддеев повёл Благова неизвестным путём: они спустились и прошли через подвал, поднялись этажа на три и вышли во двор, плотно уставленный полицейскими автомобилями. Пройдя через калитку в металлических воротах, они оказались на городской улице. - Значит так, пойдёшь до конца улицы, - сказал Фаддеев, - повернёшь направо, пройдёшь ещё метров триста, увидишь кабак - «Третий Рим», смело заходи, там тебя встретят. - Маша? - спросил Благов. - При чём тут Маша? С тобой серьёзные люди хотят перетереть. Освободишься, вернёшься к этим воротам. Не вздумай бежать, тогда точно десятку строгача схлопочешь. Тебя будет ждать другой сотрудник. Он новенький. Рзговаривать с ним не обязательно. Его задача проводить тебя на место. Всё понял? Ну, иди, коммерс. Успехов тебе. - Один, без сопровождения? – Спросил Благов - Да, иди уже, и без глупостей. Со скрипом закрылась металлическая калитка. Кажется, на всей улице Благов был один. Сверху белыми волнами свисало полотно тумана, казалось, державшееся на фонарных столбах. Свет от них, пробиваясь сквозь туман, заливал улицу ровным лунным светом, создавая сюрреалистическую картину пути в небытие. Сверкнула мысль: «бежать!», но тут же погасла. Преодолевая немоту в ногах, он двинулся в указанном направлении.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Ресторан «Третий Рим» занимал первый этаж торгового центра «Золотой Вавилон». Едва Благов переступил порог заведения, его окликнули: - Евгений Александрович, идите к нам! Благов увидел поднятую руку, потом улыбающееся лицо подполковника Белорукова, рядом с ним: по одну сторону – голову прокурора Сулуквадзе, по другую - майора Пинявина. Рядом с майором сидел следователь Шукаев, которого Благов узнал по оригинальной «лошадиной» причёске. Далее, по порядку восседал адвокат Ласкин с совершенно белым, видимо, после операции лицом и замыкал ряд – Граф. Синяк под глазом, приобретённый Графом во время игры в хоккей, так округлился и натянулся, что в нём отражались прожектора верхнего освещения. Судя по лицам и хаосу на столе, компания сидела давно и время даром не теряла. - Присоединяйтесь, Евгений Александрович, - сказал Белоруков. – Поди, проголодались? Хотя, что я спрашиваю: по вам итак видно. Официант! - Спасибо, - прохрипел Благов. - Я не стану есть. - Вот так, вот, да? Ну, не хотите, как хотите. Тогда хоть присядьте. - Нет, спасибо. Мне приказано явиться назад как можно быстрее. - Кто вам такое мог приказать? – Удивился Пинявин. – Фаддеев, что ли? Совсем, сучонок, оборзел. Завтра разберусь с ним. Садись, Благов, не ершись. - Евгений Александрович, поверьте, для всех будет лучше, если вы всё же сядите. - Подал голос адвокат Ласкин. - Спасибо, нет. - Сказал Благов. - Да, пусть себе стоит. Нам от этого ни холодно, ни жарко. - Буркнул Сулуквадзе. - Вот так вот, да? Ну, раз так, то ладно, - согласился Белоруков. – Евгений Александрович, обсудив вашу проблему, мы пришли к единому мнению, что вы в целом человек нормальный, запутались только немного. При определённых условиях мы можем вас отпустить. Озвучивать условия? – Поинтересовался Белоруков у прокурора. - Конечно, а то какого рожна мы тут собрались?! - Недовольным голосом произнёс Сулуквадзе. - Хорошо. Значит так, Евгений Александрович, во-первых, вы должны сделать учредителем своей фирмы господина Ласкина, вашего адвоката. Забыл название вашей фирмы? - Стройэлит. - Одновременно подсказали ему майор Пинявин и следователь Шукаев. - Вот именно, блин, - почему-то выругался Белоруков и продолжил. – Теперь, значит, второе условие – вы должны передать Графу сумму в евро, которую он назовёт вам завтра. Вы спросите - почему завтра? Просто потому, что по данному вопросу мы покуда не нашли консенсуса, но обязательно найдём. Верно, господа? Все сидевшие за столом согласно закивали головами. Белоруков продолжил: - Мы знаем, что в настоящий момент ваша фирма испытывает финансовые трудности. Мы дадим вам время, чтобы вы нашли деньги. Если вы принимаете наши условия, то прямо отсюда можете идти домой. Видите, насколько мы лояльны по отношению к вам. Цените это. Ну, Евгений Александрович, что скажете? Согласны? В воздухе повисла тишина. - Ну? Мы ждём ответа? – Хмуро сказал Пинявин. - Евгений Александрович, для всех будет лучше, если вы примите условия. Поверьте, такие предложения не каждому делают. - Произнёс адвокат Ласкин, засунув в рот кусочек ветчины. Не произнеся ни слова, Благов повернулся и пошёл к выходу. - Погодите, Евгений Александрович, так дела не делаются! Нам нужно договориться. - Крикнул ему вслед Белоруков. Благов ускорил шаг. У дверей его догнал адвокат Ласкин и схватил, за руку: - Евгений Александрович, постойте! Вы же не сумасшедший, чтобы уйти так просто. Поймите, своим предложением они оказали вам честь. Честно говоря, я не помню, чтобы они кому-нибудь делали столь выгодное предложение. Других-то они просто сажают и ещё бизнес отнимают, а вас они оставляют на свободе. Да, погодите вы! Если вы не согласитесь, вам реально сидеть лет пять, а там, в наказание, они ещё что-нибудь придумают и ещё срок припаяют. Вспомните хотя бы о жене. Она больной человек и без вас она … Ласкин не успел договорить. Получив удар в лицо, он оказался на полу с разбитым носом. Благов выскочил на свежий воздух и потому не слышал в свой адрес проклятия адвоката Ласкина, утверждавшего, что в результате падения на пол у него разошёлся шов в паху, что могло быть правдой, поскольку накануне в Сокольниках ему сделали операцию по поводу простатита.
Александр Якунин. рассказ. МСТИСЛАВ. 2 часть - Папаша.
Благов шёл, не разбирая дороги. Перед глазами стояло перекошенное страхом лицо адвоката Ласкина. - Их можно победить! Их можно победить! – Повторял Благов под каждый свой шаг, наполняясь ненавистью к Белорукову и всей ресторанной компании. Благов испытывал необыкновенный прилив сил и уверенности в себе. Да, ему придётся сесть в тюрьму. Однако, это уже не страшило его. Наоборот, он жаждал этого, понимая, что только это даст ему шанс для борьбы с ними. * * * Незаметно для себя Благов оказался у ворот, через которые Фаддеев вывел его. Он даже не сразу заметил охранника в камуфляжной форме. Его фигура: покатые плечи, характерный наклон головы, а так же манера стоять - пятки вместе носки врозь - показались Благову знакомыми. Чем ближе Благов подходил к нему, тем сильнее росла уверенность в том, что перед ним - его собственный сын – Мстислав. - Привет, папаша, - усмехнулся Мстислав. - Не ожидал? - Здравствуй, сынок. Ты тот новенький, который должен меня сопроводить на место? - Ну и видок у тебя! Что, хреново в тюрьме? - Можно и так сказать. Мстислав усмехнулся: - А ты чего хотел? За всё нужно платить. Пришёл твой час расплаты. Если хочешь знать, я очень рад этому. - Мстислав, ты шутишь? - И не думаю. Знаешь, кто тебя посадил? - Знаю, Фаддеев. - При чём тут Фаддеев! Это я тебя посадил. Я написал заявление в прокуратуру о том, что ты занимаешься обналичкой и другими незаконными делами. Я им всё рассказал. И на суде выступлю свидетелем. Ты сядешь, папаша! Надолго! Я постараюсь. Глаза Мстислава пылали гневом! - Ты меня так ненавидишь?!! – Прошептал Благов, которому стало вдруг трудно дышать. Вся его новая сила и новая уверенность в себе испарились, как дымок от догоревшего костра. - Да, ненавижу, ненавижу, ненавижу! - Кричал Мстислав в каком-то восторге. – Между прочим, ты сам во всём виноват – не надо было меня называть Мстиславом. - ????? - Разве ты не знал, что имя Мстислав состоит из двух частей: «мсти» и «слава». Вот я и мщу! Продолжение возможно…



Наверх
В КОНТАКТЕ TWITTER
  Художественное оформление стен. Фреска. Мозаика. Лепнина. Живопись.
FACEBOOK

proza.ru
МОЖНО ЧИТАТЬ ТАМ И
НАПИСАТЬ РЕЦЕНЗИЮ
см. там внизу)


или можно здесь



Фаберже
Джентльмены удачи. Вика Мирошкина и Аня Воропаева. Танец на vimka-live.com
ТАНЕЦ
ДЖЕНТЛЬМЕНЫ УДАЧИ

ПРОЗА
В.И.Мирошкин



Блог Виктор Мирошкин
ЧИТАТЬ ЕЩЕ:
Автобоевой отряд ВЦИКа
Рассказ "БОТИНОК"
Моя лю...
ИПОЧКА
ЧАСЫ ИЛИ «ЁПТЬ»
КЕША
ОТЕЦ ВЛАДИМИР
САМАЯ БОЛЬШАЯ МЕЧТА
ПЕРЕКРЁСТОК
ТОЛСТАЯ НАСТЯ
БЫЛОЧКА
ПЕРВАЯ КНИГА
СОСУЛЯ
ПОТЕРЯ ДРУГА
УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ
МАГНИТОФОН
САМОЛЕТ
БИЗНЕС-КЛАСС
ПИВНАЯ БУТЫЛКА
БЕССАМЕМУЧА
ВАНЯ
АПЛАНТА
ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК
СТИРАЛЬНАЯ МАШИНА
МАКСИМ и КСЕНИЯ
БРОШЕННЫЙ
ОШИБКА ЛОМАКИНА
МСТИСЛАВ (сынок)
Я УБЬЮ ТЕБЯ, ЭЛЬЗА!
РЫБОЛОВЛЕВЫ
ДРУГИЕ РАССКАЗЫ
proza.ru
МОЖНО ЧИТАТЬ ТАМ И
НАПИСАТЬ РЕЦЕНЗИЮ
(см. там внизу)

или можно здесь

ПРОЗА
Феёк

Александр Михайлович Якунин